Цепные ангелы

Цепные ангелы

Сабина Брило


Сабина Брило – журналист, редактор. Живет в Минске.

 


*      *      *

Ён увайшоў да яе, як гусарскі полк.
Рондалі, лыжкі, відэльцы –
усё пасыпалася…
Шкварчэў на патэльні тлушч,
пырскнуў на грудзі –
яна не адчула болю,
бо пекла – іншае.


*      *      *

Август. Немного счастья, не много денег.
Мокрый автобус, медрегистратор с бомбой.
И продавец, у которого столько злости,
что непонятно, как он еще не лопнул,
взвешивает, как вешает – зная дело…
В камерах, офисах, холлах, палатах – сыро.
Солнечный диск печален, как диск Нирваны.

Маленький мальчик, купивший дневник в киоске,
Полон плохих эмоций и злых предчувствий.


*      *      *

Ты спросила, почему мне нравится Боб Дилан.
Я довольно легко отвечу на твой вопрос:
Во-первых, он старый. Во-вторых, некрасивый.
В-третьих, играет на губной гармошке.
Вот если бы ты спросила, за что ты мне нравишься –
было бы ответить неимоверно трудно…
Потому что если бы это было не сейчас,
я поцеловала бы тебя в губы.
Но сейчас совсем другая жизнь,
и я никак не выберусь к стоматологу…
Поэтому спрашивай меня о незначительном,
спрашивай, почему это Боб Дилан.


*      *      *

…Больше не надо ни выступать, ни прятаться.
Сразу на все свои килограммы – легче.
И остаются вещи, одни лишь вещи –
В парадоксальном их, безумном порядке.


*      *      *

Дзверы не абароняць цябе,
і твой сабака не абароніць
Ні тэхніка бяспекі, ні жоўты твой пояс,
ні любімы нумар у тэлефоннай кнізе
Калі ў цябе запытаюцца: “Вы Йозеф К.?” –
ты пагодзішся, бо каму ўжо патрэбна
ведаць тваё імя
І паперы – твае дыпломы й дыягназы –
не спатрэбяцца, бо да той справы
падшываюцца іншыя дакументы
(ты ніколі іх не ўбачыш)
Толькі нейкі табе аднойчы
дасць мокрую ватку на вусны
А нейкая абдыме ногі,
і здыме цэтлік “К.”


*      *      *

Уже на доске разделочной я лежала
и он уже занёс надо мной жгучую сталь
Я подумала: вот, тот случай, когда
бессмысленно переворачивать в воображении песочные часы,
потому что песок не истечет,
потому что вот она, общая точка конца и начала
Я подумала: аллилуйя! –
и кровь хотела на волю из переполненной камеры
Но сверху сказали: хватит,
ты выдержал испытание
Он опустил сталь виновато
Я подумала: черт, опять эта скука,
черт.


*      *      *

Потеряться в людях страшней чем заблудиться в лесу.
Так начинаешь бояться, просить и верить.
И если сосны тебе говорят где север,
То мест, куда указуют люди, – не существует.


*      *      *

Убил тебя сковородкой.
Придушил подушкой.
Насыпал в твой творожок крысиного яду,
который распространяли среди жителей вашего подъезда навязчивые дилеры из городской санстанции (две маленькие и толстые, а третья молодая).
Столкнул с седьмого, когда ты мыла окно и попросила придержать.
Привез на море – и, предлагая научить плавать,
попросил снять, пожалуйста, обручальное колечко.


*      *      *

Тому спасибо, кто бросил меня однажды
посреди дороги, темной лесной дороги.

Я помню, как серые волки
выходили на мой запах;
Это был запах не страха –
всего лишь непонимания,
всего лишь оцепенения
и немножечко – голода.

Но делить во мне было нечего –
даже, пожалуй, главному
было бы недостаточно –
и тогда сценарий сломался.

Главный сказал: танцуй
самый безумный танец,
и если он мне понравится –
увидишь, что будет дальше.

И я танцевала, помню,
самый безумный танец –
не от страха, наверно,
а чтобы не чувствовать голода.

Танцевала и думала:
после такой истории
какая к волкам разница,
что я увижу дальше?..


*      *      *

Один из ужасов моего детства:
мамин парик –
русый, пахучий,
завитый крупными полукольцами.
Тогда их делали из настоящих
волос;
все мамы тогда, наверное,
их имели – даже по нескольку.
Я была уверена, что это волосы
женщины,
которой уже нет на свете.
Я думала, что у каждой мертвой
снимают волосы,
чтобы сделать
парик.
И мне было страшно.


*      *      *

Калі ты сядзіш у ванне,
а ў тваёй кватэры
з жывых – толькі лядоўня
ды механічны гадзіннік, –
то варта табе пра гэта
падумаць –
святло знікае.
І па халодным поце
бягуць струмені гарачай,
а Ён цябе не чапае,
адно –
усміхаецца.


*      *      *

Бывает, что сплошной секс
а бывает, что слёзы и слёзы;
а бывает, ухаживаешь за герпесом целую неделю.
А бывает, он упал с горки –
и на тебе, растяжение (слава Богу, что не сломал!) –
и тогда компрессы, компрессы…
А бывает, с утра до вечера
от одного новолуния до другого
от покупки новой губной помады
до конца её срока годности
(который приходит к ней, непочатой) –
думаешь об одном человеке.


*      *      *

Ты умерла. И меня не греет
теплая мысль, что сейчас, возможно,
ты проходишь где-то неподалёку,
и думаешь в сторону моего дома.

Меня не радует ожиданье
случая в неожиданном месте:
столкновенья в метро, или подземном
переходе, в универсаме, музее…

Меня не посещает надежда
на письмо от тебя, на привет через друга.
Словом, никакая надежда
меня больше не посещает.

Ты моя – умерла. И я не желаю
ни добра ни зла тому, кого больше
не существует в моем пространстве,
тому, кого больше – не существует.


*      *      *

Мне наплевать на сообщество, наплевать.
Я люблю отдельного, отдельного человека.
Их может быть пятеро – любимых, четырнадцать или два
Я люблю обнимать их, гладить по голове.

Наши мальчики, помню, ходили район на район
Со стальными цепочками, с лезвиями в тонких пальчиках
Один из наших мальчиков – в меня был влюблён
А я любила из другого района мальчика

И мне наплевать было на сообщество, наплевать
На этих баранов на этих собак с цепочками
Из чужого района мальчик, твоя голова
Чем больше в крови, тем больше погладить хочется.


*      *      *

Вы ушли,
и я разволновалась,
не могла унять дрожь
от коленок до самых ключиц,
до самых шестых чувств…
Я подумала – это, должно быть,
из-за трёх смешанных вин
А может, из-за одной вины –
из-за этой шарлотки,
холодной и твёрдой,
что лежала,
как блюдце дёгтя


*      *      *

Хочется старости.
Страсти к цветам:
розам и белому, крокусам (синим).
Хочется шерсти овечьей, огня
в печке,
тебя – еще старше, еще красивей.


*      *      *

Я бы тоже, наверное, прогнала из своего сада
того, кто сожрал самое вкусное.
Или – самое красивое.
Или – дорогое мне по какой-то иной причине.
В любом случае, если бы я его предупреждала:
Вот это вот, пожалуйста, не трогай, –
а потом пришла и увидела,
как на траве валяется одна шкурка, –
конечно, я бы тоже рассвирепела.
Вон, сказала бы я, негодяй,
из моего сада!
Ты забрал у меня вот это,
самое дорогое,
а я ведь просила тебя,
предупреждала!
И я бы так разозлилась,
что орала бы всё громче и громче,
и гром бы вторил моему правильному гневу.
И этот несчастный,
с недожёванным этим в горле,
бежал бы к воротам,
пока я не спустила цепных ангелов…

Отклики: 7 в “Цепные ангелы”

  1. 29. Июл, 2014 в 6:35 пп #

    Сабина, браво!

  2. 29. Июл, 2014 в 11:07 пп #

    браво.

  3. 03. Авг, 2014 в 7:35 дп #

    Благодарю; кланяюсь )))

  4. 16. Авг, 2014 в 11:37 дп #

    не так давно задумался я о том, что мы, чего уж там , авторы. хоть и публикуемся на текстуре, но читаем друг друга, чуть реже , чем никогда. Да и вообще никто нас не читает, текстура , это скорее копилка и банк, нашего кнопкодавства(или бумагомарания, у кого как).Но вот сегодня я прочел стихи, из тех. что выше, и понял, что напрасно я не делал этого раньше, ведь замечательно же))) Автору мои поздравления. а всем прочим авторам — летс коммьюникейт, это нам поможет)))

  5. 31. Авг, 2014 в 8:37 пп #

    Паважаны аўтар, адкажыце калі ласка, што азначае у вашым вершыку слова «пекла» ?
    ..яна не адчула болю,
    бо пекла – іншае.
    Можа тут павінны напісаць «пякло» ?

    • 14. Сен, 2014 в 7:59 пп #

      Шаноўны Влад Владимиров, — можна чытаць і так «бо пекла — іншыя» :)

  6. 07. Сен, 2014 в 9:09 пп #

    Вельмі моцна зачапіў верш пра хлопчыкаў з другога раёна. Хвалююча і шчыра.

Оставить ответ