Домашнее никогда

Домашнее никогда

Евгения Изварина




Евгения Изварина родилась в г. Озерске Челябинской области, живет в Екатеринбурге. Работает редактором отдела газеты Уральского отделения РАН «Наука Урала». Автор семи книг стихов, публикаций в уральских и московских антологиях, коллективных сборниках и журналах. Лауреат литературной премии им. П.П. Бажова. Член Союза писателей России.

 

*        *        *

Тем и вернее,
что незаметен –

скажи мне, Ива:
там – только ветер,

неразделимый
на право-лево?

Или восьмое
увидим небо -

когда положат
на полотенца?..

– Скажи мне, Ива,
вскружи мне сердце…


*        *        *

на каждый туман    по флейте
по голосу    на погост

там поровну и разлейте
за веру и надю тост

там ужинать приготовьте
куда тополя легко

плывут
погружая локти
в топлёное молоко


*        *        *

где некому    там Авель
лугами    наугад

и от колена    капель
морозный виноград

а там и через плечи
снопами взметено

удушье царской речи
ревнивое руно

овечья шерсть бессонниц
что брату суждены

отринувшему совесть
по жребию вины


*        *        *

Морозный хлеб,
дешёвый чай
и боль, как музыка — навылет…

Пусть воплем - душу невзначай
береговая птица вынет,

пусть по весне вода и лёд
расстанутся немногословно,

пусть приласкает и убьёт -
что жить и мучить неспособно…


*        *        *

                                                           Екатерине Симоновой

Воздух окрашен — слоями — под жемчуг и под орех.
потускнела дубовых крон прорезная жесть.
Наступает осень: плечи склоняются под сукно и мех,
лица запоминаются как есть,

руки задерживаются возле дверных скоб…

В полыни, струящейся, как дым,
лежит красное яблоко, и земля в ледниковый столб
промерзает под ним.
Словно в пестрое зеркало, в своё домашнее никогда -
ива глядится в опавшие листья, совсем пуста.

На краю поля стоит человек — как стоит вода
в желобке листа.


*        *        *

…чей-то причал на краю.
Тесный порожек.

Слышно, как сходни поют -
многое может
звук — если он из беды
выдохом вынут:

«Да не простынут следы…»
Да. Не простынут.


СЕРГЕЙ ИВКИН О ЕВГЕНИИ ИЗВАРИНОЙ

Евгения Изварина работает не с привычными значениями слов, а с их шлейфами, с культурным пространством, намытым рекой времени вокруг них. Я слышал множество упрёков в её адрес, что стихи герметичны, порой просто бессмысленны, основаны исключительно на звучании и внешней красивости, и не понимал говоривших. Первое стихотворение, ей принадлежавшее, я услышал как текст песни, и был потрясён глубиной и изяществом, достойными средневековых китайских трактатов.

Нет — не догнать, не стать, не воплотиться,
не слиться из кусков!
Я — гулкий бег, я — эхо репетиций
и воск черновиков.

Я — воск, что помнит все прикосновенья
и пальцев, и огня.
Я — долгий отклик прихоти мгновенья,
назвавшего меня.

Я — пыль, что жадно дождь веков вбирает.
Всех лезвий оселок.
Колчан, откуда стрелы выбирает
неведомый стрелок.

Странно произнести, но в её стихи я влюблён почти пятнадцать лет. И я счастлив, что мне их читали мои друзья, я мог смешать чужой восторг с собственным, получая гораздо большее удовольствие от совместной декламации. Смешивая с произносимых вслух синий воздух над Кыштымом, далёкий хребет на горизонте, скрипящие качели, носящихся вокруг нас детей…

ярость надежду соль
скорость обиду нож
кое-куда с собой
много не унесёшь

там говорят внутри
можно купить с лотка
спички и сухари
паспорт и облака

А вот в присутствии самого поэта у меня каждый раз перехватывает дыхание, не знаю куда себя деть, что сказать, всё моё собственное кажется глупым и напрасным, автоматически вытягиваешься как физически, так и внутри, придерживаешь язык, стараешься быть опрятным. И ведь знаешь, что тебя простят, сгладят возникшие углы, но поведение диктуется уважением, приниманием её духовной силы. Поскольку Евгения Изварина не переводит стихи с собственного на русский (термин Цветаевой из переписки с Пастернаком и Рильке), а преображает язык, просто своим присутствием изхменяя его кристаллическую решётку на более сложную, выверенную, совершенную.

В обжитые чьи-нибудь потёмки
через ставни смотрит Вечный Жид.
У него в матерчатой котомке
шаровая молния лежит.

Люди спят — обнявшись, или — просто…
Выбрать жизнь — как вырвать коренной.
Он прошёл последний перекрёсток,
дальше можно — только по прямой.

Он глядит, как в очи незнакомке,
в эти мальвы с запахом борща.
Шаровая молния в котомке
начинает медленно враща…

Скандинавы считали, что если стихи настоящие, то их верховный бог, бог поэзии Один, сразу слышит их. Так и в качестве аплодисментов от неба, в дом, где жила Евгения Изварина, сразу же после написания приведённого текста, врезалась шаровая молния. Стихотворение сбылось.

Tags:

Еще нет комментариев.

Оставить ответ