Главный враг

Главный враг

Евгения НевскаяЕвгения НЕВСКАЯ

Родилась в 1981 году в Сыктывкаре. В 2007 году окончила Литературный институт им. Горького (отделение поэзии). Подборки стихотворений, а также сказки, рассказы и миниатюры издавались в периодической печати и альманахах Республики Коми и других поэтических сборниках РФ. В 2013 году принимала участие на фестивале поэзии в Вологде, в 2014 участвовала в международном поэтическом фестивале Тарту-Тойла, а также в международном форуме молодых писателей в «Липках». Живет в Тарту (Эстония).

 

*       *       *

Наше детство пришлось на начало 80-х:
Ты рос в старинном ганзейском городе,
а я – в советском северном городке.
Прошло немало лет и в своих письмах
Ты рассказывал мне о том, что
в эстонском городе Тарту
есть точно такая же телебашня, как та,
которая смотрит в мои сыктывкарские окна,
наверное, их создавали одни и те же строители
с похожими именами.


*       *       *

Тексты переводишь с эстонского на русский –
думаешь обо мне,
читаешь классику русскую –
думаешь обо мне,
даже «Швейка» на русском читаешь –
думаешь обо мне;
видишь – написано «Vene» – думаешь обо мне;

когда же я вижу «Eesti»,
думаю, что я – дома,
когда Тарту вижу, думаю – это ты.


*       *       *

…неважно – красная она или желтая,
но именно осенью
тебя во мне больше всего;
а также в том,
что с нами случалось и не случилось:
в коротких встречах летом и весной,
по дороге из Keila или в Ülemiste,
в белых розах и красных полевых цветах,
даже в аромате мандарина от Kenzo,
которого сегодня уже нет, –
осени в тебе и во мне больше всего.


ГОД (Бетти Альвер, перевод с эстонского)

Март! Мальчик бледный, надрывающийся в хоре,
твой лик не вдохновляет Боттичелли, –
ведь вместо ласкового пенья скрипки
ты слышишь хриплые грохочущие звуки;

Поэт-июнь! Ты утонченно-примитивен,
и стих твой плоский, как голландский талер.
Зато сентябрь – гений! даром, что маляр,
он как дитя, Венерой тучной вскормлен.

Декабрь! Старый воин с толстым носом,
Живет в углу остывшей богадельни,
Костыль при нем, нос алый словно мак, –
Старик предчувствует войну – и к ней идет!


*       *       *

– На вот,
пока курил – сфоткал тебе луну;
цветов не дарил давно,
говорят, – банально;
банально хочется нежности – телу, –
страстей – уму, –
страстям – тишины на вечер,
чтоб нескандально;

– На вот,
с работы ехал – цветов купил,
синие полевые, как ты хотела…

вышло банально, –
страстям не хватило сил,
нежности – тишине,
а покоя – телу.


*       *       *

…всякий раз проезжая Ülemiste
в прохладном пустынном вагоне электрички или
выезжая из Таллинна на автобусе, –
думаю о том, чего не случилось;
невольно вспоминаю дынный закат и
небывалую для конца лета жару –
теперь далекого, но такого
насыщенного времени года;
невольно вспоминаю азы эстонского
и синюю книжицу по грамматике,
изданную в Москве в каком-то году,
над которой ты долго смеялся
и посоветовал выбросить, «иначе
всегда будешь говорить по-эстонски с ошибками»;
невольно вспоминаю осеннее поле
и гул над ним самолетов,
твою едва заметную улыбку и просьбу:
«Туда посмотри,
видишь написано: «Raadiojaama tee».


*       *       *

Ты думал,
что я не оставлю свою Первопрестольную,
свою Белокаменную,
утверждал, что не перееду
в твою роскошную ганзейскую табакерку,
где говорят на тарабарском,
а голодные утки
хватают за пальцы ног,
где одинокие рыбаки
ловят не сетью, а удочкой,
где ловится сеть wi-fi
в каждом общественном туалете.
Я же думала, нам станет не о чем разговаривать
на второй, максимум,
на третий день после знакомства:

мы оба ошиблись самым чудесным образом.


*       *       *

Большинство говорит:
язык мой – враг мой,
у меня же – главный враг – сердце мое –
все о тебе болит;
чего бы не сделала, чего бы не сказала,
о чем бы не вообразила –
все одно; сердце болит о воспоминаниях,
когда пожелала тебе:
tere kommikust*, –
ошиблась в одной лишь букве,
а ты улыбался, шутил:
мол, совсем ничего не понял,
пожелала мне доброй конфетности…

я задумалась: наверное, потому,
что хочу для тебя сладкой жизни.

*tere hommikust – доброе утро (эст.)
*komm – конфета (эст.).


*       *       *

Бабушка удивлялась:
– Так он не эстонец, а финн?
Финны-то все здоровые!
– Рыжие наглые…
Это-то хоть не рыжий?!
Я смеялась в ответ:
Мол, не рыжий — хороший.
Ты смущался, улыбку прятал:
– Какой я финн…
Языка – и того не знаю –
предки не научили,
а здоровый – в хакасов,
но кем бы я ни был –
ты для меня Дюймовочка.


*       *       *

Каждый день, либо день ото дня –
Мысли суть не меняется в целом,
Пара строчек всего от тебя:
– Я в порядке, – и дальше по делу.
– Ну, давай, я поехал, спешу.
Напиши мне, как будешь на месте.
– Если я долечу – напишу.

Ты сурово ответишь: – Без «если».


*       *       *

На фоне прозы бытовой
Ты выбираешь сложный способ –
Не задавать прямых вопросов, –
Вот наше правило с тобой.

Я знаю, ты опять придешь
Под вечер. В блюдце голубое,
Чтоб разделила жизнь с тобою –
Ты молча чаю мне нальешь.


*       *       *

Дело мастера боится
Ты не моряк, а речник,
В душе романтик, но циник,
Молчать о чувствах учил,
И ждал, что сердце остынет.
Ты осторожно как врач
Мои заштопывал раны,
и все сложилось иначе,
и все совсем не по плану:
сменялась осень весной,
мы безнадежно любили…

ты как заправский портной
стал перекраивать крылья.

Еще нет комментариев.

Оставить ответ