Хвала и клевета

Хвала и клевета

Ганна Севярынец




Анна Северинец родилась в Минске. Окончила филологический факультет БГУ. Преподаватель, журналист. Автор и соавтор книг «Работа твоей мечты», «Всемирная литература в лицах, фактах и комментариях», «Практическое литературоведение: что сказал писатель». Автор проекта «Бархатная Беларусь» на белорусском женском портале VELVET.

 

 

Начинающему автору тяжело: каждый готов бросить в него камень.

Между прочим, чаще всего – за дело. Редко случается, чтобы самые первые шаги в литературе получились четкими, след – глубоким, тропинка – прямой, дорога – столбовой. Кому-то не хватает вкуса, кому-то – знаний, кому-то – объема прочитанных книг (помните анекдот: чукча – не читатель, чукча – писатель). Вполне возможно, состояться в поэзии или прозе может лишь тот, кто с честью выдержит первую неудачу, учтет, что называется, замечания старших товарищей, или сможет плюнуть на них с высокой колокольни и продолжит свой путь так, как считает нужным, в ожидании понимающего читателя и благожелательного критика.

В поэзии трудно угодить всем (и слава богу). Но есть и еще одна закономерность: что бы ты не написал, найдутся люди, которым это понравится. У графоманов бывают поклонники точно такие же горячие, какими утешаются в минуту жизни трудную настоящие поэты. Поэтому если ты кому-то нравишься – это никогда не показатель того, что ты поэт. А вот если не нравишься – значит, твой критик априори признает твое право существовать в поэзии.

Недаром Пушкин писал: «Хвалу и клевету приемли равнодушно», противопоставляя не «хвалу и хулу», что было бы логично, а именно хвалу и клевету. Хулу – не надо принимать равнодушно. Она что-то значит, причем – почти всегда.

(Замечу в скобках об этих пушкинских строчках. Георгий Данелия в своей чудесной книжке «Безбилетный пассажир» цитировал их по памяти и написал так: «Хулу и похвалу приемли равнодушно». Великий режиссер запомнил их неправильно, но объяснимо, в традиционном и логичном противопоставлении слов добрых (похвала) и слов злых (хула). Но Пушкин не имел в виду это противопоставление. Он выделял для себя хулу из перечня вещей, требующих писательского равнодушия – сегодня мы называем ее конструктивной критикой и тоже стараемся принимать к сведению. Знаете ли вы, что Грибоедов, например, считал Пушкина поэтическим выскочкой и мелкотемным позёром? Что не мешало Пушкину считать Грибоедова одним из самых талантливых авторов своего времени. И работать над глубиной собственных тем).

Начинающему автору тяжело: он пробует принимать равнодушно и хвалу, и хулу, но выходит совсем не по-пушкински. Хвалой мы увлекаемся, охотно озвучивая список своих поэтических премий и писательских регалий, а вот хулу обязательно считаем происками злых завистников.

И зря.

Иногда полезнее прислушаться – и сжечь свой первый сборник, следуя примеру Гоголя, скупившего весь тираж первой своей поэмы «Ганс Кюхельгартен» и предавшего его искупительному огню. Это совсем не помешало Гоголю стать впоследствии классиком.

Иные рукописи горят. И слава богу.

Отклики: 2 в “Хвала и клевета”

  1. 23. Дек, 2014 в 5:50 пп #

    Вы знаете, Аня Север, что есть вокруг один поэт. Вот написал он первую книгу плохую, на критику не обернулся, написал вторую плохую, на критику не обернулся, а третью написал хорошую… И тут, смотрю я, начал он таять к критике, начал что-то слышать, проникаться. Думаю, он научился ставить точки в своем несовершенстве и топать дальше.

    Теперь буду держаться за краешек вашего платья в каждой следующей статье. Бархатная Анна, Анита Северянишна, Анюта Сверинец, Аннета Свенец… буду плутать в вашем имени.

    • 24. Дек, 2014 в 8:51 пп #

      Эк вас торкнуло, юноша:) Ну подержитесь, подержитесь:) Некоторым до вас это помогало:) Только ради бога, мутируя над каждой следующей моей статьей, и уж особенно плутая в моем имени, осторожнее выделяйте, а то я дорожу своими шелками:))) И репутацией:)

Оставить ответ