Ярче света и легче пуха

Ярче света и легче пуха

Юлиана Новикова



Новикова Юлиана Валентиновна родилась в городе Северодонецке Луганской области. Закончила Литературный институт им. А. М. Горького. Живёт в г. Беэр-Шева (Израиль). Автор двух поэтических книг и многочисленных журнальных публикаций.

Составитель подборки Феликс Чечик.



* * *

Я говорила что это не деготь, а чистый мед.
Спорила, доказывала, подавала пример.
Теперь вот сижу на улице, из носу кровь идет —
Ни денег, ни документов нет при мне.
“Я ничего не знаю” — на лбу у меня печать,
Что поставлена ангелом первым встречным.
И вот я теперь не знаю, сколько же мне молчать
Пока молчанье мое не станет вечным.


* * *

Затяни поясок потуже.
Было плохо, а стало хуже.
Хуже некуда, стало быть.
Только прежде чем падать духом,
Обратись тополиным пухом,
Чтобы мне тебя не забыть.
Воспарив над жестоким миром,
Над колоссом его, над кумиром,
Вдруг дыхание переведи.
На каком языке ты плачешь?
Что вообще ты по жизни значишь?
Что-то ждет тебя впереди.
Не оглядывайся, не надо.
Впереди тебя ждет награда
От забвения на волосок —
Ярче света и легче пуха,
Это словно присутствие духа,
Так затягивай же поясок.


* * *

Это из области вымысла
Проистекает река.
Та, что безропотно вынесла
Раненые облака.
С грозного неба ристалища,
Из окруженья огня,
Вышла и скрылась тогда еще
В дебрях грядущего дня.


* * *

Ф. Ч.

Время летит вперед.
Путается и врет.
Всякое обещает,
Если его припрет.
В камерной тишине
Тенькает на стене,
Циферками помечает,
Сколько осталось мне.
Будет тебе юлить,
Воду на мельницу лить,
Мутная это водичка,
Кто ж ее станет пить.
Лучшее ждет впереди.
Стрелочку переведи.
Переступи порожек.
Поле — перекати.


* * *

Отпусти меня, добрая муза,
Я уже завязала почти.
Из священного профсоюза
Выхожу. Разреши мне уйти.
Только муза не то чтоб не слишком,
Абсолютно не держит.
Так, чудным потакает мыслишкам,
Слух мой ножичком режет.


* * *

Мне надоело это кино.
Страшно — не страшно. Смешно — не смешно.
Месяц сутулится в небе пустом:
Где эта улица? Где этот дом?
Долго ли коротко — время летит.
В кадре пустыня безропотно спит.
Выйдешь за рамочки — вьюга, метель,
Елочки, саночки, снег — канитель.
В небо вернется растаявший снег,
Это реально кино не для всех.
В двери стучится… — Кто там? — Беда.
Зритель проспится. Я — никогда
Не обещала смотреть до конца
Вечную сагу про сына отца.
Что я забыла в доме Твоем…
Что это было? Где этот дом?


* * *

Не бог весть что растет в саду.
Пойду – так что-нибудь найду,
Крапива ли, чертополох –
Ничто весть Бог.
Урезать бы до корешка
Непроходимого дружка,
Чтобы ни-ни, чтоб ни гу-гу –
Так не могу.
Не то чтоб лень, не то чтоб жаль,
Ничто занесено в скрижаль
Святыми кистью и пером
И топором.
Вечерний звон. Дочерний звук.
Заказчик спит под сердца стук.
Вотще не покладая рук
Увяз паук.


* * *

Ни слова, приятель, о мире ином.
Последнее слово останется за
Пылинкой – соринкой, попавшей в глаза,
В сердцах именуемой нами бревном.
Без тени печали, вообще без лица
Мы выйдем однажды на солнечный свет,
Где всякий вопрос поджидает ответ,
Чтоб с ним не сойтись до конца.
Но мы не одни, потому что вдвоем.
И все что ни есть в этом мире почти
Пропало – пиши и по новой прочти:
Прозрачно и призрачно в нем.


* * *

Г. Альпериной

Посажу я дерево под старость,
Выкопаю ямку полюбовно,
Пусть оно растет себе на радость
И кому-то, видимо, на бревна.
Я не стану льстить себе надеждой,
Что однажды под могучей сенью
Я смогу устало смежить вежды,
Знойным днем его укрыться тенью.
Но когда Она придет за мною,
Как всегда приходит за иными,
Всей своей системой корневою
Пусть оно тогда меня обнимет.


* * *

Приладить лоскуток на пяльцы.
Иголку к нитке приковать.
Глядеть сквозь слезы иль сквозь пальцы
На неприступную кровать.
Бывало, девки вышивали,
И пели, и лучину жгли.
Слезу скупую вышибали
И щедрую, когда могли.
Не все ль равно, каким сюжетом
Судьбы открылось полотно,
Ведь ухо режущим куплетом
Или другим каким предметом
Оно, увы, повреждено.


* * *

Он приходил навеселе,
Седьмой водой на киселе
Покачиваясь, Христа ради.
Открытый взгляд — а не войдешь.
Да он, видать, и так хорош,
При полном, так сказать, параде.
При свете звезд оно видней,
Что на миру всего красней —
На добром молодце рубаха
Иль эта странная на вид,
Что под деревьями сидит,
С косою узкою деваха.
При свете том о том молчок.
В темницу заточен зрачок,
Чтоб невзначай не расколоться.
Проснулся филин — дева спит,
Тьма-тьмущая в глазах стоит
На самой глубине колодца.


* * *

Выброшу Вас из головы
Прямо в траву.
Чтоб из травы видели Вы,
Что я живу.
Что я храню даже с лихвой
Ваш пьедестал,
Чтоб Вас однажды кузнечик лихой
Не обскакал.
Да не коснется Вас впопыхах
Злая ступня.
Чтобы всегда в Ваших руках
Видеть меня.

Еще нет комментариев.

Оставить ответ