Маленький подсматриватель очень маленьких вещей

Маленький подсматриватель очень маленьких вещей

Людмила КлочкоЛюдмила Клочко родилась в г. Борисове 21 июня 1990 г. Публиковалась в журналах «Нёман» (№3/2013), «Новая Немига Литературная» (№ 1/2013, (№ 1/2014), «Южное Сияние» №2(8)/2013. В апреле 2013 г. выпустила авторский сборник «На пару слов…». 28 мая 2013 г. принята в Союз писателей Беларуси. Произведения включены в различные коллективные сборники. Обладательница дипломов различных конкурсов, в том числе Диплома второй степени Х Межвузовского литературного форума им. Н.С. Гумилева «Осиянное слово» (Переделкино, г. Москва), Диплома лауреата 1 степени в номинации «Автор текста» четвертого межрегионального фестиваля авторской песни «Музыка сердец» (28.02. — 02.03.2014, г. Нижний Новгород) и Диплома литературной премии Минского городского отделения Союза писателей Беларуси «Открытие года» (2013) в номинации «Поэзия» за книгу стихов «На пару слов…».



*      *      *

Если встать на перекрестке —
Должен подойти чудак…
Только дым от папироски
Да в кармане четвертак…

Было множество историй,
Как разменивать себя…
Пусть копейка рубль стоит
Или тридцать три рубля…

А на пике этой пытки :
«Все же — быть или не быть?»

То, что жизнь дала в избытке,
По дешевке можно сбыть…

У любого человека
Что-то есть, чего-то нет…
Нет ума — считай калека.
Нет житья — считай поэт…


*      *      *

Был бы хозяин — построил бы мне конуру,
Чтобы прицепить к конуре цепь, а к цепи — ошейник…
Похожу по улице, ведь на улице я и умру,
Потому что никто не заберет или заберет мошенник,
А потом с криком вытолкает — один итог…
То ли я заглянула вперед, то ли посмотрела назад…
Был бы обманщик — подарил бы мне платок,
Чтобы этим платком завязывать потом глаза…
И кого бы он обманул: себя или меня,
Завязывая глаза, всегда обращенные вовнутрь?
Был бы богач — дал бы мне не больше рубля…
А я бы ему сказала: «Оставьте, сударь!»
Был бы учитель — ничего бы мне не сказал,
Потому что меня учить — это только портить…
Кто-то идет на сцену, кто-то заполняет зал —
А жизнь не задерживается на жесте и на аккорде…
И я удивляюсь каждому! Каждому дню…
Я всю себя изнутри выдаю — взглядом…
Был бы ты рядом — понял бы, к чему я клоню…
Да если бы и не понял — был бы ты рядом…


*      *      *

Однажды ты назвал меня змеей
За то, как я облизывала губы…
Когда-нибудь присыплют нас землей…
Смотри, уже луна идет на убыль…

Но я еще сгожусь тебе не раз
И ты еще не раз мне не сгодишься…
Венчали и развенчивали нас —
А ты меня брать за руку боишься…

И говоришь, что больше нет таких…
Одна забава и одна забота
У нас еще осталась на двоих:
Любить друг друга — и искать кого-то…


*      *      *

Откуда теперь мне ждать просветления,
Если не из черного моего ума?..
Бытует такое удобное мнение,
Что у каждого человека — своя судьба…

А со мною судьба говорит вопросами…
Вот я себя и убеждаю: не лги!
К старости от слез будут глаза белесыми
Или от увиденного совсем почернеют белки…

Но лучше и не дожидаться старости —
Переговорить с собой… Себя перерешить!
У меня от двадцатитрехлетней усталости
Осталось как желание — нежелание жить…

Это похлеще любого хлыста. Это попроще
Самой жизни! Жаль, она не проста…
Кого-то привлекают святые мощи,
Кого-то притягивают святые места…

А у меня не такой камень преткновения:
На простой булыжник положила глаз!
Я буду его огранять — и в одно мгновение
Все решат, что в руках у меня был алмаз…

Ничего, кроме слов! Знать бы, как они пишутся…
Поскорей бы избавиться от них — и уйти…
Постоянно во мне что-то не мое движется!
А зачем оно движется? И как его найти?

Чтобы вырвать — и пурпуром облагородить…
И аристократической бледностью — до синевы!
Всех юродивых можно узнать по породе:
Вроде бы это — псы… А вроде бы — львы…

Клеймите с рождения выродка! Или
Сразу вокруг таких очерчивайте круг…
Меня перелюбливали — недолюбили!
Меня никогда не кормили с рук…

Теперь это все кажется не важным…
Я себя не спасла? Да никто бы не спас!
И нельзя в одно и то же поверить дважды…
И можно обманываться всякий раз…


*      *      *

Горизонт не далек и не близок.
Небосвод не высок и не низок.
Все само получилось собой —
Ты привел меня прямо домой…

Я дышала не чаще, не реже.
Мы с тобою не виделись прежде —
И сошлись на пороге зимы…
Жизнь смеялась! Смеялись и мы…

Я недолго тебя выбирала…
Разговоров ни много ни мало.
Ты меня положил на кровать —
Я останусь на ней зимовать…


*      *      *

Руку мою нежно сжимаешь в горсти…
А у меня на руке — кожа разошлась по швам…
А у меня на руке — мясо отошло от кости…
Боюсь, что останется не просто шрам —
От тебя… А никакого шрама!
Не останется — и руки… Не останется — и меня…
Перекрестись передо мной! У бесславного своего храма —
Перекрестись! На пороге такого дня,
Когда заговорят, что бог дал и взял… А во мне он еще не помер!
О любви так нельзя! Говорю о чем хочешь другом… Говорю — о любом…
Ты же видишь, как я уязвима… Ты же видишь, что я без ребер…
И могу отгораживаться только взглядом, пальчиками и лбом!
Не принимай во внимание, что мне меньше, чем четверть века…
Наши души уже начали обнимание… Наши глаза завели разговор…
И я бога! — благодарю за то, что встретила непонятого — человека!
И я себя укоряю за то, что не понимаю тебя до сих пор!
А стоило бы не укорять никого и благодарить себя!
Мы родные не по красной крови, не по костной ткани…
Это уже не просто наша небудущая семья…
Это не что-то общее… Это не связь между нами!
Потому что оно — не между! Ты мне однажды одно слово скажи!
Можешь его не повторять. Можешь — повторить…
Можешь считать его рубцом на правде или острием лжи…
Можешь потом никогда со мной не говорить…

Мне и этого хватит…


*      *      *

Я на ухо шепчу глухому волку,
Что видела Неву, Москву и Волгу…
И каждая река была бела…

Мой потайной кармашек пуст и порван…
А надо мной надрывно лает ворон.
И я гоняю птиц над головой…

И у меня есть гавань, а не пристань.
Мне, кажется, давно уже за триста…
И память вспоминает обо мне…

Так стонет кривобокая деревня…
Так судорожно старые деревья
Хрипят и упиваются землей…

Как хочется порой отдаться грусти…
Есть у всего исток — чужое устье.
В меня впадает жизнь, как в океан…

И у меня на крыше зреют тучи…
А бог читать по-русски не обучен…
О чем я говорю сама с собой?


*      *      *

Ты ведь не думаешь,
что я трачу молодое время попусту,
когда смотрю на тебя просто?
Ты руками не ешь,
хотя ты их мыл,
и режешь в руках, чтобы не мыть доску…
Представь, что я маленький подсматриватель
очень маленьких вещей…
Тебе нравится сидеть при свечах,
хотя тебе и в голову не пришло бы купить свечей…
Зачем я буду тебя рисовать,
как это часто делали великие наблюдатели?
Ведь я на словах — и то не всё могу передать!
Не дрогнув рукой, взять и передать его —
человека, которого я называю по имени.
И по отчеству.
Ничего не может быть красивее,
чем из своего одиночества
любоваться на твоё одиночество…
Если ты делаешь два шага вперёд,
то, на всякий случай,
сделаешь хоть полшага назад…
А я чувствую себя самой везучей,
когда трогаю тебя во все руки!
Смотрю на тебя во все глаза!
Так дети смотрят на льва,
И не радоваться — не могут!
Что же ты лежишь?
Ну давай!
Порычи!
Я знаю, какую первой ты обуваешь ногу.
Откуда достаешь ключи
и где ты хранишь мелочь.
Я смотрю на тебя много
И поглядываю понемногу.
Я знаю, когда ты тих,
а когда — особенно тих…
Мне нравится в тебе каждая мелочь!
Ей-богу!
Я влюблена в того дьявола,
который кроется в них!


*      *      *

Это не мой удел —
Ходить между кухней и спальней…
У меня мало дел,
Но они фундаментальней…

Я к тебе подошла —
Намеренье девичье…
Я тебе подошла…
Надо смотреть сквозь обличье…

Ты вышел в меня — влитым!
Пришелся по мне — в пору!
Чувствуешь ли ты
Руку мою как опору?

Дави на нее, не жалей!
Прочувствуй, как я рядом…
Что может быть тяжелей
Самого прямого взгляда?

Только сомкнутость губ!
Не прячь не покрытое кожей…
Если всевышний глуп,
То и я глупа тоже:

В своей благодарности
Могу утомить дающего!
Это такой дар — расти
Из земного и сущего…

Посмотреть внимательно —
У всего есть уродливое начало…
Но на месте создателя
Я бы об этом молчала…

Потому что нашлось
То, что я чувствую каждой порой…
Ты — моя ось,
Вокруг которой…


*      *      *

Сердце вырву — и на ладонь твою положу…
Ты съешь его — я ладонь тебе оближу…
А времени в достатке: думать, переживать,
Всю жизнь свою выплюнуть — и снова пережевать…
Что проглатывается — то ребром из меня торчит…
Бедные будущие мои врачи!
Но откуда берётся такая тьма?
Это всё не жизнь, а размеренная ходьба
По холмам, по городу, по лужам лжи…
Мой милый, я так прошу тебя: скажи!
Слова нематериальны — как тут продешевить…
Помоги же мне душу мою — одушевить…
И не зря разбиты дороги, не зря гроза…
А какие у меня тогда были глаза?
Кто она? — я смотрю на себя вблизи…
Я по шею в слезах, по колено в грязи…
И теперь я думаю о себе — как о ней…
Отвлечь может то, что было бы больней —
И я на себя навлекаю любое зло!
Чтобы не мучиться, как мне с тобой повезло…
Мною отдано всё, что мне было дано…
А мне всю жизнь нужно было только одно…


*      *      *

Дай бог тебе ангела за плечо
И дьявола — в мелочах!
Дай бог, чтобы думать нашлось о чем,
Но думать — не по ночам…

Да бог тебе жизни в ладу с собой,
А значит — в ладу и с ним…
Дай бог, чтобы путь под твоей стопой
Был прост и необъясним…

Дай бог ничего тебе не терять
И знать, чем себе помочь…
Дай бог помнить богу, как за тебя
Просила чужая дочь…


*      *      *

Приведи ко мне своих друзей,
Но не вместе, а по одному…
Покажи им дом мой, как музей…
Покажи им дом мой, как тюрьму…

Приведи ко мне одну свою
Женщину, которая умней…
Я ей тапки дам и суп сварю…
Только не хвали меня при ней…

Приведи ко мне своих детей —
Я найду в тебе, чего в них нет…
Приводи ко мне любых людей,
Но не говори, что я — поэт…

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:

Людмила Клочко — »Две женщины» (стихи)

Tags: ,

Еще нет комментариев.

Оставить ответ