Механика поэзии

Механика поэзии

Дана Корсик родилась в Минске, живет и учится там же. Это все, что автор пожелала сообщить о себе, нам же остается читать стихи.

 

*          *          *

 

Поэт-механик, путая крючочки,
Соединяет их в модель души.
Кружатся строчки. Опадают строчки.
Ползут несмело, словно малыши.

Но набирают сил, от края к краю.
Поторопись – к бумаге их пришей.
А можно я немного почитаю –
Поглажу строчки в дрогнувшей душе?..

 

*          *          *

 

Я дурацкий герой
За высокой горой,
Где все чудища перебиты.
Собираюсь в поход
И вернусь через год
На пустые свои орбиты.

Я разбитый герой
За усталой горой
Я с последним чудищем выпью.
Яму крови налью
И в прощальном бою
Обниму его шею рыбью.

Я уже не герой.
За дурацкой горой
Из чудовищ сошьют люди
Много новых людей.
В яме крови моей
Каждый сшитый крещён будет.

 

*          *          *

 

Раз, два, три, четыре, пять.
В меня кто-то выстрелил…
Не прыгать мне больше,
Не хрустеть морковкой.
Обидно, что даже не лиса
Стала причиной моей смерти.
Не волк, не медведь.
Охотник?
Охотник.
Он сошьёт своей дочке шапку.
Такую пушистую серую шапку.
У которой не будет ни ушей, ни ног, ни хвоста.
Шапка не будет прыгать
И хрустеть морковкой.
Шапки не прыгают.

Раз, два, три, четыре, пять.
Нет, погулять зайчик больше не выйдет.
В этой истории
Никто даже не сказал:
«Пиф-паф».
А смерть зайчика – это не просто «ой-ой-ой».

Я ничей зайчик.

Пять, четыре, три, два, один…

Меткий выстрел.

 

*          *          *

 

Кружился мозг, стучался пульс в висок,
Застенчиво подрагивали плечи,
И отовсюду сыпался песок,
Которым был нафарширован вечер.

И, чуть качнувшись, всыпалось вино
В застывшие вопросы на гортани.
Вцепилось безразличное равно
В твой голос параллельными бортами…

Ты встал. За тонкой ширмою усов
Разделась беспощадная улыбка.
Я падала в груди пустых часов,
Стучась в стекло, как пойманная рыбка…

Tags: ,

Еще нет комментариев.

Оставить ответ