О романтическом идеале

О романтическом идеале

Владимир Варава



Варава Владимир Владимирович
 (р. 1967) – доктор философских наук, профессор, член Союза писателей России, автор около двухсот работ по русской философии и культуре.




О РОМАНТИЧЕСКОМ ИДЕАЛЕ

Сетевой телеканал наука tvNauka () запустил цикл программ с общим названием «Я – миф» (). В них идет речь о роли мифа в жизни современного человека в очень широком контексте смыслов и значений. Это интересная и, безусловно, важная попытка прорваться к человеку сегодняшнему во всем блеске и нищете его духовных смыслов, идей и представлений.

Одна из тем посвящена романтическим идеалам общества. Вернее тому, почему сегодня отсутствует потребность в романтических идеалах. Это, пожалуй, наиболее существенная тема данного цикла. Романтизм понимается здесь не как литературоведческое обозначение определенной эстетической установки известной эпохи в истории культуры, но как некий мировоззренческий стиль, в котором проявляет себя что-то предельно важное, связанное с человеком. Утрата этого стиля означает утрату человеческого, подмену его каким-то суррогатом.

Романтизм как философское мирочувствие выражает общую духовную установку, связанную с непрагматическими целями существования. Эта такая метафизическая ниша бытия, в которой человек может не чувствовать себя существом политическим, экономическим и даже социальным. Здесь раскрываются иные неутилитарные горизонты бытия. В конечном счете, именно здесь и возникает вопрос: зачем мы живем? Способность видеть эти горизонты, вдохновляться ими и стремиться к ним во многом есть свидетельство человеческой подлинности.

Романтизм нельзя никоим образом путать с утопизмом. Хотя утопия и присутствует в романтическом идеале как несуществующее, недостижимое, все же утопизм – это плоская мечта о прагматическом, то есть нероманическом идеале земного счастья. Утопизм основан на ложных, искаженных представлениях о действительности, в то время как романтизм основан на представлениях возвышенных, устремленных к истине.

Нельзя также смешивать романтический идеал с идеологией. Идеология – это вырождение романтизма, превращение духовной идеи в политическую фикцию, осуществление которой всегда происходит насильственным путем.

Очевидно, что сегодня романтические идеи перестают играть какаю-то значимую роль. Что может означать эта утрата романтического в нашей жизни и культуре? Значит ли это, что люди стали трезвее, умнее, рассудительнее? Что они получили взамен? Честный взгляд видит перед собой калейдоскоп различных общественно-политических и культурных коловращений, всегда отбрасывающих человека в никуда, в стартовую точку пустоты. Раньше эту ситуацию называли кризисом культуры, которую, как правило, связывали с кризисом христианства.

Но духовный закат христианства подпадает под более глобальный процесс заката романтического. Сначала романтическая идея гибнет в утопии и идеологии. Затем она гибнет в потребительстве, которое и есть главная идеология нынешнего времени. Идеология потребительства говорит о том, что нужно жить, оставив все романтические идеи. Просто жить в качестве социальных существ с физиологическими инстинктами. Потребительство как бы свидетельствует о метафизическом крахе человека, о его неспособности жить неутилитарно. Здесь срабатывает и такой аргумент: невинные романтические представления о человеке и обществе всегда заканчиваются вполне конкретными античеловеческими политическими режимами (коммунизм, фашизм и т.д.). Поэтому уж лучше жить без всякой идеологии и романтизма, сузив горизонт своего существования до одного лишь измерения. Так безопаснее.

Утилитарное потребительство в чем-то безусловно право: история человечества – это история Сизифа, который подвержен проклятию бессмысленного труда и вечного повторения одного и того же, испытывая при этом адовы муки недостижения своей цели. Это метафора обреченности человека на невозможность осуществить романтический идеал в действительности. Поэтому срыв идеологию, утопию, в потребительство, где цель существования никогда не выходит за рамки физиологических потребностей.

Но разве безопасное, но бескрылое и приземленное существование лучше? Не есть ли оно знак реального вырождения человека?

Сегодняшняя Россия во многом страдает не от отсутствия национальной идеи, а от невозможности сформулировать и зажить каким-то высоким романтическим идеалом. Пускай временным, но искрометным, обворожительным, зажигательным идеалом, который смог бы на какой-то период вытянуть существование из тусклой и унылой одномерной реальности с ее вульгарными и жестокими смыслами.

И поэтому главные вопросы в этом свете таковы: способна ли сегодня культура формулировать непрагматические цели в качестве высших целей существования? Иссяк ли романтический потенциал культуры? Если не иссяк, то что может претендовать на этот идеал? Русский космизм, возрожденное христианство, возрожденный коммунизм, трансгуманизм, экологическое просвещение, национальная исключительность, политическая свобода, консервативный реванш, экономическое процветание, литература, идея спорта и коллективного здоровья? Или что-то еще, пока не видное, не заметное, не понятное, но, несомненно, призванное к осуществлению?

ВАМ ПОНРАВИТСЯ:
 Владимир Варава – «Адвокат философии» (предыдущая колонка)

Один отклик в “О романтическом идеале”

  1. 09. Апр, 2015 в 7:19 пп #

    Рефлексия на тему романтического идеала человечества в современном постмодернистском обществе и культуре мне кажется необходимой, потому что поиск идеала, по сути,является определением стратегии развития человечества. Исходя из принципа самоорганизации природы Вселенной, предполагаю два главных направления развития общества: совершенствование личностей и формирование биосоциального надорганизма «человечество», состоящего из стремящихся к совершенству личностей.

Оставить ответ