Пока не поздно

Пока не поздно

Феликс Чечик




Феликс Чечик
родился в 1961 году в Пинске. Окончил Литературный институт им. А.М.Горького, стажировался в институте славистики Кёльнского университета. Автор нескольких поэтических книг и многочисленных журнальных публикаций. Лауреат «Русской премии» (2011). Живёт в Израиле.





* * *

принимая условия вашей игры
мы склонившись над кашей устроим пиры
на весь мир не побрезгуем маслом
запивая водой родниковой её
мы поставим по новой на небытиё
и умаслим аллаха намазом

никого ничего только мы и любовь
полумесяц из тьмы появляется вновь
попируем сегодня на славу
и разлюбим друзей и полюбим врага
возведя колизей уничтожив дега
и на марсе построив державу


* * *

припоминаю тщетно
приснившийся мне сон
он странным был и этно-
графическим был он

я помню что эвенки
сидели у огня
и маленькие зенки
буравили меня

и запивая водку
оленьим молоком
я ждал свою подлодку
еврейским моряком

запаздывала лодка
в тайге сгущалась мгла
тунгусская молодка
мне глазки делала

глаза небесной сини
не знающие дна
но ждёт меня в пустыне
еврейская жена

к ней журавлиной стаей
лечу я невесом
внизу одна шестая
растаяла как сон


* * *

И, покидая тело – дух
летит с одним крылом,
как ты, читающая вслух,
22-й Псалом.
И не сгорает, но горит
и освещает путь
и оживает, как иврит
и в градуснике ртуть.


* * *

не средиземное чёрное
вечное на голубом
фоне всегда обречённое
на забытьё и альбом
фото увидеть спешу я
чтобы войти наконец
в море где мама ошую
и одесную отец


* * *

даже если отмыть даже если
нарядить в пух и прах
всё равно твои пляски и песни
выдаёт безнадёга и страх

и уже никакой александров
и юдашкин уже не спасут
от разладов от полураспадов
свято место скудельный сосуд


* * *

А. М.

самоё время опомниться
поодиночке ли скопом
слышишь полночная конница
по небу скачет галопом
видишь как небо осеннее
звёздное прежде а ныне
мрачно и нету спасения
даже в молитве о сыне


* * *

Осень. Ночь. Поют соседи.
Сон – прости-прощай.
Не плеснуть ли шерри-бренди
в краснодарский чай?

Не плеснуть ли на два пальца,
максимум на три,
чтобы жить и не бояться
утренней зари.

Не плеснуть ли? Отчего же, –
можно и плеснуть…
Понапрасну лез из кожи –
вылез: страх и жуть.


* * *

А справа и слева: родители, дети и внуки –
стихи на могилах – от любящих и дорогих;
гранёная стопка, горбушка, пустынные звуки, –
точнее отсутствие их.

Твои сорок семь – (десять лет, не имеющих право
со мной переписки – пустяк, – их в расчёт не беру), –
трёхстопным хореем, не Павел, но всё-таки справа,
о вечности шепчет Петру.

И Пётр не молчит, – отвечает на птичьем, на певчем,
где кактус ещё не зацвёл – зацветёт, не спеши.
И я ухожу, и прощаюсь не с каждым, но встречным,
в декабрьской тиши.


* * *

О чём ещё, как не об этом,
давай с тобой поговорим,
покамест пчёлы знойным летом,
жужжа, облюбовали Рим.
Поговорим, пока не поздно.
И выйдем из палаццо в сад,
где безнадёжно и морозно
и мухи белые кружат.


* * *

Идя по январю,
сквозь полночь и сквозь вьюгу,
я друга сотворю,
затосковав по другу.

Из боли, снега и
угля, моркови, веток,
сомнения, любви
и веры напоследок.

Чтоб из окна смотреть,
как передачу теле,
на медленную смерть
под музыку капели.


* * *

Не был, надеюсь, я
мальчиком для битья.
Стал, замыкая круг,
дедушкой для разлук.


* * *

Смотрел на стрекоз, любовался на пчёл,
завидовал жалу осы.
И стал насекомым, но не перевёл
на зимнее время часы.

Летал легкокрыло, как будто в раю,
и даже сумел рассмотреть –
фасеточным сердцем, – не чью-то – свою
в мельчайших подробностях смерть.


* * *

Отвлечься ненадолго
от жизни на бегу
и что твоя иголка
лежать себе в стогу.

Лежать в стогу ржавея
и материться вслух,
чтоб над тобою, вея,
как дым клубился дух.


* * *

В зависимости от
мурлычешь или нет
под нос, не зная нот,
не замечая лет –
свет чёрен или бел,
разорванней, целей:
среди небесных тел
и парковых аллей.
Ответом на вопрос:
– Зачем и почему? –
мурлычь себе под нос,
как если бы Ему.


УРОК РУССКОГО ЯЗЫКА

От любви до ненависти – один,
а возможно и меньше – пол…
Я иду по осени нелюдим,-
невозвратный, что твой глагол.
Хорошо ещё, что остался жив,
что гуляю, листвой шурша.
Отстрадав, как личный инфинитив,
возвратилась ко мне душа.


* * *

Памяти Н.Г.Михайловской

Дорогая Наталия Георгиевна!
Простите безграмотного урода.
И дня не проходит, чтобы я Вас не вспомнил, –
ошибки, ошибки, ошибки:
лексика и фразеология,
фонетика и фонология,
графика и орфография,
словообразование,
грамматика (морфология и синтаксис), –
всё, абсолютно всё, –
кроме пунктуации –
её уничтожил как класс
наталия георгиевна дорогая
я до сих пор путаюсь
в правописании не и ни
ан и ян гласных после шипящих
и ц после приставок в неударных
гласных в корнях слов в суффиксах
в личных глагольных окончаниях
в наречиях и предлогах
в написании слитных через дефис
чёрточки и раздельных в правилах
переноса в прописных или строчных
ъ и ь сложносочинённых сложно
подчинённых бессоюзных
в интонации логических ударениях
в главных и второстепенных членах
предложения в однородных и
обособленных и т д и т п
дорогая наталия георгиевна
в своей жизни я встречал
только двух человек которые
всё знают помнят и никогда
не ошибаются в правописании
вы и мой любимый друг
алёша алешковский
и когда у меня возникают
проблемы а они возникают всегда
он матерясь и охая приходит
на помощь
наталия георгиевна дорогая
простите мне пожалуйста
мою безграмотность увы
она безпросветна и неизличима
и с этим ничего не поделаешь
об одном вас прошу
оттуда сверху изредка
иногда посмотрите на меня
без презрения но с сочувствием
а я по мере своих слабых сил
здесь на земле обещаю
как можно меньше
осквернять великий и могучий
аминь


* * *

Закругляя углы, постепенно
превращаешься в круг, –
не предательство и не измена –
это время, мой друг.

Это летом январская вьюга,
а зимой стрекоза,
это мы, обнимая друг друга,
закрываем глаза.

ВАМ ПОНРАВИТСЯ:
Феликс Чечик – «До последней запятой» (стихи)
Феликс Чечик – «В позапрошлой стране» (стихи)

Еще нет комментариев.

Оставить ответ