Русский хлеб

Русский хлеб

Дмитрий Колейчик

Дмитрий Колейчик
родился в Минске в 1982 г. С 2003-го по 2006-ой учился в БГУ на ф-те Международные отношения по специальности Культурология. С 2008-го учится заочно в Литературном институте им. Горького. Проживает в Минске.



РУССКИЙ ХЛЕБ. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ БУНТ ЕСЕНИНА

 

На форуме сайта известного русского писателя, мистика, философа etc. Юрия Мамлеева встретился интересный вопрос: 

Как вы понимаете следующий стих Есенина и что он значит?

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою»[1].

Вопрос, конечно, звучит, как школьная тема для сочинения, но это если подходить формально. А если нет? Если подойти со всей серьёзностью? Шутки ради попробуем подойти со всей серьёзностью…

***

Четверостишие взято из стихотворения Есенина «Гой ты, Русь, моя родная…» Первое, что бросается в глаза, это патриотический пафос, мол, поэт так любит Русь, что даже на рай её не променяет. Но это, однако, обманчивое впечатление. Всё не так очевидно. Есенин в этих строчках, да и во всём стихотворении целиком, нигде прямо не признаётся, что любит Русь. Мотивы его выбора могут быть совершенно другими. Более того, выше в стихотворении есть такие слова: «Как захожий богомолец, Я смотрю твои [Руси] поля».

«Как захожий…», то есть пришлый, чужой, нездешний. Это важно. Однако никаких сомнений в том, что «Русь» и «родина» для поэта тождественны, не оставляют первые слова стихотворения: «Гой ты, Русь, моя родная…» И получается, что на родине своей, на Руси, поэт стал чужим, и желает, чтобы ему вернули родину. Но что случилось? Каким образом поэт утратил родину, утратил с ней цельную прямую связь? Можно было бы покивать на большевиков, мол, Советская Россия, это уже не та Русь, дорогая сердцу поэта, которую он помнил как родину. Однако Есенин написал это стихотворение в 1914 году, когда до большевиков было уже близко, но ещё далеко. Стало быть, можно предположить, что не родина исчезла, отдалилась от поэта, а поэт отдалился от родины, перестал быть всецело её сыном плоть от плоти – простым русским человеком (мужиком, крестьянином – конкретика неважна).

Из приведённого выше четверостишия ясно следует только один смысл: Русь – не рай. Потому что «святая рать» ставит условие: чтобы жить в раю, необходимо покинуть Русь. Но кем же стал Есенин, если перестал быть аутентичным русским, предположим, крестьянином (а здесь прямая связь с землёй – миром дольним, в противоположность миру горнему – обители ангелов)? Из четверостишия понятно, что поэт, если ещё не общается напрямую со «святой ратью», то уже внутренне к этому готов. Он ждёт со дня на день предложения переехать в рай. То есть Есенин перестал быть русским крестьянином, утратил родину, отдалившись от неё, потому что приблизился к раю, и стал почти святым («божьей дудкой»). И вот от этой доли, от этого редкого шанса, поэт и отказывается, желая вновь стать ближе к родине, народу, земле, праху, смерти, гниению и распаду.

Есенин заносчиво выбирает разделить участь Адама – в поте лица возделывать землю, тяжким трудом добывать хлеб насущный, чтобы в перспективе самому стать землёй и хлебом. Но не просто – землёй и хлебом, а, как мы понимаем из контекста данного стихотворения, да и всего творчества поэта, именно – русской землёй и хлебом.

Это абсурднее, чем выбор Сизифа, экзистенциальнее, чем все «бунты» Камю! И неудивительно, что никаким «камю» такое даже близко не снилось! В стихотворении Есенина содержится очевидный намёк, что только через русское небытиё можно обрести истинную Человечность. Только Русь является оплотом высоких идеалов истинного гуманизма, как были ранее Византия и Рим. И только русский дух способен на подвиг самоотречения во имя безупречного метафизического бунта ради утверждения гуманистических ценностей.  Диктатура гуманизма, если позволите такой каламбур, начинается с террора себя – с самопожертвования, с добровольного выбора в пользу абсурдного существования, у которого нет иного исхода, кроме как погрузиться в русскую землю и прорасти русским хлебом!

В конце концов, свой одиночный, начатый ещё в юношеском запале, метафизический бунт поэт закрепляет уже в зрелом возрасте, повесившись в гостинице «Англетер» в 1925 году. Самоубийство – это радикальный, согласно православной вере, которой придерживался поэт, отказ от рая. Здесь можно иронически заметить, что Есенин не только стать «дудкой» Троцкого, но даже быть «божьей дудкой» отказался! Редкий пример воистину люциферовой гордыни, бескомпромиссной человечности и абсолютизации собственной воли!

«Дайте родину мою», – тихо, смиренно, но твёрдо молвит поэт льстивым небесам, и обретает Русь, вернее возвращается к родине, обретая истинную русскость ценой небытия. Так кто же такой для нас Есенин? Есенин – это русский хлеб!


[1]

Tags:

Отклики: 3 в “Русский хлеб”

  1. 26. Апр, 2014 в 9:43 пп #

    Всё классно, Дима, поздравляю с такой колонкой. Но я думал, что ты немножко шире подойдёшь к вопросу. Надо будет обсудить. Спасибо за классную статью.

  2. 27. Апр, 2014 в 4:52 пп #

    Так не проблема же… Пиши — обсудим!

  3. 12. Дек, 2014 в 4:49 дп #

    Я не читал «Код Да Винчи», но мне кажется он такой. А где алкоголь? У Есенина стакан остался пустой?

Оставить ответ