Со стороны океана

Со стороны океана

Виктория Ляхнович

 

 

Автор о себе:

Виктория Ляхнович, 24 года, родилась и живу в городе Минске, учусь на 4-ом курсе по специальности журналистика. Художественные произведения свои ещё нигде не публиковала, на данный момент это мой первый опыт. В литературе предпочитаю зарубежную классику.

 

 

***

Как много я не сделала, пуская мимолётные желания в пустое небо о райских птицах, о жарких странах, о собранных чемоданах. Только сны мне показывали то, что рисовало воображение, и будто бы уже прожила эту жизнь среди гор, необычайных цветов, волшебных звуков, маленьких трамвайчиков и разноцветных домов. Гордо делаю вид, что мне это уже не интересно, втайне от себя запоминая предложения на иностранном. Моя жизнь не на картине, не в том городе, что над моей кроватью, откуда мне всё время веет прохладным воздухом со стороны океана, от куда я чувствую запах утренних булочек и слышу как недавно проснувшиеся музыканты настраивают свои инструменты около маленького кафе на углу двух улиц. Возможно, это где-то было, но я уверена лишь в том, что не со мной. Я так и дальше буду замечать недостатки того места, которому суждено было стать родным, буду критиковать неудачно построенные дома сомнительной архитектуры и неудобные кресла в залах кинотеатров, а афиши с яркой рекламой буду называть «несовременными». Но я смогу убедить себя в том, что «родной»  город «так себе, жить можно», если в одно прекрасное утро моё воображение не захочет увидеть в реальности то место, где мне суждено родиться второй раз. По-взрослому.

***

Проезжаю мимо города, о котором я ничего не знаю. Каждый день он прячет меня в своих бетонных потрескавшихся стенах, но ничего обо мне не знает. А я не расскажу. Только буду шёпотом пускать слова на ветер о таком не важном и давно забытом. Минуты жизни в этом городе подобны секундным переговорам мокрых машин между делом. Они так же не успевают насладиться мгновением высокого полёта, когда перехватывает дыхание, а грудь наполняется лёгкостью, ими так же управляют: люди, дорога, время. Но только в минуты оглушительной тишины и спокойствия можно услышать, как бьётся сердце этого великана. Осторожно ступая по израненной и затоптанной поверхности, почувствовать, как он дышит. Но не значит, что живёт. Слишком мало воздуха, совсем не осталось надежды, что когда-нибудь ещё представится возможность вздохнуть так, что голова закружится. Сила давления бетонных стен слишком велика. Город умирает, так и не узнав нас. Мы бросаем его, так и не рассказав ничего о себе.

***

Разложу по карманам свои маленькие сны. В один карман – самые сладкие, в другой – завораживающе – пугающие, в третий – сны, о которых молчу. Буду всегда носить их с собой, чтобы, когда станет совсем грустно, достать один из любого кармана и унестись далеко за облака, где всё так безмятежно и легко. Где каждый дарит улыбку своему другу взамен на искреннее рукопожатие, где каждый умеет летать, словно райская птица и никогда не падает, а только становится всё выше и выше. Я смогу унестись туда, где сидя поздно вечером на автобусной остановке, я никогда не смогу почувствовать себя одинокой. Рядом будут звёзды, пусть далёкие и невероятно холодные, рядом будут дороги, узловатые и невообразимо бесконечные, рядом будет дыхание ветра, едва уловимое и пьяняще-нежное. И этот сон, который я достану из своего кармана, покажет мне мир, существование которого предполагалось только в моём воображении, мир, в котором живут люди со светлыми мыслями и горящими глазами, где каждый готов услышать просьбу, принять совет и искренне посочувствовать…

Я обязательно сегодня же соберу все свои сны вместе и разложу их по карманам. Чтобы, когда я устану от ежедневных бетонных улиц, серого неба и лиц со злобой, я могла придти домой, сесть на уютный подоконник, и, глядя в пыльное окно, достать из глубокого кармана наугад один сон. И тогда быть может я смогу очутиться на славном цветном островке, находящимся в моём воображении.

 

Tags:

Еще нет комментариев.

Оставить ответ