Степень родства

Степень родства

Кристина Скриган о себе:

 

Кристина Скриган

Родилась и живу в Минске. Пишу стихи. Играю на цимбалах. По первому образованию – режиссер, и потому – преподаю хорошим ребятам актерское мастерство в театральной студии. Учусь на филфаке БГУ, а в целом – постоянно учусь, во множестве смыслов: в заведениях, чему-то новому, на ошибках, любить людей, наблюдать. Читающему эти строки желаю не забывать учиться тому, о чем говорила несколько выше. Люблю вас!

 

О стихах

Выявляя степень родства
остова и состава,
устремляешься в гладь листа -
черкаешь
что попало
в голову,  грудь
и око.
Истово.
Будто около
демон и демиург
не разжимая рук
пляшут тебе
неизбежность,
нежность
и
тишину.

…А к полночи ближе
если
ты подойдешь
к окну,
смотри же: право, у вечности
нет оснований
стать
изгнанной
или избранной.

Снежно.
И время спать.

_________

*остов — скелет, каркас, основа, корпус
*демиург — бог, творец

 

*          *          *

Я думала о местности, о том,
как выглядит фонарь над чьим-то домом.
Фонарь и дом, как скипетр и трон
во царствии чужом и незнакомом.

Все дремлет тут. Но трудно сном назвать
застывшее в чернеющем пространстве.
То ожидание: и дом, и холм, и стать
кого-нибудь, в каком-нибудь убранстве.

Началу срок — и вот его черта.
Я в предвкушении закусываю губы.
С рассветом все исполнится. Тогда
я буду жить. А тьма идет на убыль.

Луною впитан солнечный объем,
и ночь тем самым, в противленье мраку,
стремится в путь, чтоб увенчаться днем
беспрекословно, как Ревекка к Исааку.

 

*          *          *

Так много на плоскости
всех и вся.

Мне страшно, Господи.
Страшно! Я -
на ощупь. Падаю.

Тут, остры,
не в помощь, в пагубу -
сплошь костры.

Прости, усталую:
то — вина.
Бедой немалою -
сме-тена:
неясность времени
и времён
как за-тянувшийся
странный сон.

Восставь! Оружие -
не полки,
а неизменная
глубь строки.

С неизмеримою -
но — строкой
пустыней, Господи,
прочь.

С Тобой.

 

*          *          *

Корни пустило имя
здесь, на моей земле.
Имя твое. Отныне
свято се место! Не
станут чужие стопы,
рук не приму иных:
где бы ты ни был, кто бы
мне ни явился лих.
Имя твое — заветно,
имя-апостол, Саул!
В небе тревожном, бледном,
слышишь, пронесся гул? -
«Гонишь меня ты что же!
Я ли господь?» Человек.
Имя твое мне Боже
в самое лоно изрек.

 

*          *          *

Мне голос твердит день за днем:
«Молчи и вовек не лги.
Иначе в доме твоем
не будет
его ноги.»

Нема и кричу: «Пожалей!
Иль быть мне вовек пустой?»
А голос в ответ: «Не смей
и вымолвить
правды той.»

 

*          *          *

не осторожно жить:
ныть, церемониться, сниться,
бегло поверх голов читать -
глаз, судьбы, слова.
Но, приближаясь исподволь,
в профиль твой, руки, ключицу -
жадно и смело
вгрызаться.
Снова.

 

*** (Ante lucem)

Мы не бывали здесь.

Безмолвие вод.

Чад
над каждой дорогой извнé,
над всем, что стремит назад.

Как есть, погружая в воду
шаг. И еще -
шаг.
Тут не идешь — льешься.
Тут -  безусловно -
так.

Слово ли растревожит
молчание этих
мест?
Пóлнит слово молчаньем
объем,
вес.

Ты во мне разделяешь
нежность. И éди-
ни́шь.

На волны свободно падают
звезды небесных
ниш.

Странно нам в этой заводи
радости-небыли,
людям.

Здесь мы еще не были.

Будем.

ПРЕДЫДУЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ АВТОРА

Tags: ,

Еще нет комментариев.

Оставить ответ